Федерация Джиу-Джитсу

Боевые искусства Японии

Гибкая ива распрямляется после бури, тогда как могучий дуб лежит поверженным



Боевые искусства Японии

Боевые искусства Японии – явление весьма многообразное, многоликое. Здесь и фехтование мечом, и стрельба из лука, и боевое плавание в доспехах, и управление войсками на поле битвы и… воинский этикет, и танцы с мечами, и даже военно-полевая медицина… Да, да, все это японские специалисты включают в понятие «бугэй» - «воинские искусства».

Для европейца понятие бугэй, не очень понятно. И в самом деле! С развитие военного дела в Европе устаревавшие его формы бесповоротно отмирали, да так основательно, что, порой, даже самое общее представление о них в настоящее время составить чрезвычайно трудно. А вот в Японии по сей день сохраняются школы самых разных воинских искусств, насчитывающие историю в двести, триста, а то и четыреста лет.

Причины такого долгожительства и интереса к самурайским приемам у наших современников – это тема отдельного разговора. А сейчас я хотел бы обратить внимание на другое: живые школы в сочетании с сотнями дошедших до нас текстов самого разного содержания – от генеалогий до детальных иллюстрированных наставлений – дают историкам уникальную возможность заглянуть в прошлое, ощутить аромат прошедших эпох, залезть в «шкуру» японского самурая.

ВОИНСКИЕ ИСКУССТВА – БУ-ДЗЮЦУ

СИНБУ-ДЗЮЦУ

ИСТОКИ ЯПОНСКОЙ БОРЬБЫ

ВОИНСКИЕ ИСКУССТВА В ЭПОХУ ЭДО (1603-1868)

ДЗЮ-ДЗЮЦУ

ТЕХНИКА ДРЕВНЕГО ДЗЮ-ДЗЮЦУ

ДЗЮ-ДЗЮЦУ ПОСЛЕ ПЕРИОДА МЭЙДЗИ

ВОИНСКИЕ ИСКУССТВА – БУ-ДЗЮЦУ

Секреты воинских искусств (бу-дзюцу, или бу-до), самураи, начиная с эпохи позднего средневековья, осваивали в рамках традиционных школ (рюха, или просто рю). Система школ, дожившая до наших дней, например, в каратэ, уходит корнями в раннее средневековье и имеет аналогии, хотя и не полные, в воинских искусствах Китая, Кореи, Вьетнама. Слово рюха состоит из двух иероглифов, где рю означает "течение" в прямом и переносном смысле, а "ха" - "школа", "секта", "группировка". Здесь подразумевается передача традиций бу-дзюцу во времени. Японское слово "бу-дзюцу" образовано двумя иероглифами: "бу" - "воинский, военный, относящийся к военному делу", и "дзюцу" - "искусство, умение, способ, средство, уловка, магия". Понятие «бу-дзюцу» включает всю совокупность дисциплин военного искусства во всех его проявлениях - в сфере столкновений государств, армий или индивидуумов.

 

Миндзоку-бу-дзюцу

Под миндзоку-бу-дзюцу понимаются те формы воинского искусства, которые существовали до появления первых школ, т.е. с древнейших времен до рубежа XIII-XIV веков.

Миндзоку-бу-дзюцу представляли собой начальный этап развития военного искусства. Тактика ведения боевых действий и приемы единоборства еще пребывали в зачаточном состоянии. Они были слабо систематизированы и лишь проходили отбор и шлифовку. Поэтому до конца XIII века в основном сложился только один вид бу-дзюцу – сумо (борьба без оружия без одежды). Кроме сумо, относительно высокого уровня развития достигли стрельба из лука с коня (кися) и борьба в доспехах (кумиути, ёрои-гуми). Остальные боевые искусства, по сравнению с последующим периодом, были крайне примитивны.

Говоря о воинском искусстве этого периода стоит упомянуть еще кэмбу - ритуальные танцы с мечами. Кэмбу были тесно связаны с культом меча в японской национальной религии синто. Возможно, что помимо чисто ритуальных функций, они служили и для обучения воинов фехтованию на мечах. Во всяком случае, позже танцы-кэмбу были канонизированы в ряде самостоятельных школ, а также в некоторых школах фехтования на мечах кэн-дзюцу.

При всей неразвитости воинских искусств недооценивать значение этого периода в истории японской воинской традиции нельзя.

Во-первых, именно в этот период сложилось военное сословие самураев, которое в дальнейшем превратилось в основного носителя воинской традиции в Стране Восходящего Солнца и стало питательной средой для совершенствования бу-дзюцу.

Во-вторых, войны с айнами, сражения между самурайскими дружинами, столкновения с корейцами, чжурчжэнями и монголами послужили естественным отбором, благодаря которому удалось выявить наиболее эффективные для того уровня развития военного искусства и военных технологий методы ведения войны - от стратегии и тактики крупномасштабных сражений до рукопашного поединка.

В-третьих, в это время уже началось знакомство японских военачальников с произведениями военной мысли древнего Китая. Речь идет об импорте выдающихся военных трактатов - "Сунь-цзы", "У-цзы", "Лю тао", "Сыма фа", "Сань люэ", "Вэй ляо-цзы", "Ли Вэй-гун вэньдуй" и других, которые в дальнейшем явились теоретическим фундаментом будущих классических бу-дзюцу. Так, во всех без исключения классических бу-дзюцу мы находим различные интерпретации гениальных мыслей Сунь-цзы об изменениях, о полноте и пустоте, о мощи.

 

Рюги-бу-дзюцу

Первая половина XIV века в истории японских бу-дзюцу ознаменовалась зарождением первых школ (рюха, рюги) воинских искусств, хотя по вопросу датировки этих самых ранних рю продолжаются споры. Какая школа была создана первой – вопрос открытый. Некоторые японские исследователи отдают предпочтение школе Нэн-рю, созданной дзэнским монахом Дзион и ставшей истоком для целого ряда крупных рюха бу-дзюцу.

После Нэн-рю школы бу-дзюцу стали плодиться как грибы, к концу XIX века их число, по некоторым оценкам, достигло 9000.

Возникновение школ воинских искусств в этот период было вполне закономерным. В это время в Японии окончательно утвердилась власть военного сословия самураев во главе с родом Асикага, представителям которого в войне удалось сорвать последнюю попытку императорского двора восстановить свое былое господство. Установление сёгуната как формы правления самурайского сословия способствовало росту престижа военного дела и переосознанию его как особого искусства или даже священнодейства.

Позднее, начиная с конца XV в., раздробленность страны на многочисленные феодальные княжества, владельцы которых явно и тайно вели непрерывную борьбу друг против друга, также способствовала выделению из общего объёма древнего "национального" военного искусства особых территориально-родовых традиций и превращению их в отдельные самостоятельные школы, обслуживающие те или иные феодальные дома.

Сильная конкуренция во всех областях военного дела в условиях войн, когда военное превосходство было важнейшим фактором выживания, потребовала от японских самураев колоссальных мозговых и физических усилий по совершенствованию собственного мастерства.

Приемы боевых искусств всесторонне анализировались, совершенствовались и подвергались испытанию на поле боя. Так осуществлялся отбор наиболее эффективной боевой техники, которую затем канонизировали и передавали последующим поколениям великие мастера, вышедшие живыми из сотен смертельных передряг.

Различные условия, в которых возникали школы боевых искусств - временные, территориальные, подверженность тем или иным внешним влияниям или приверженность прежним местным и родовым традициям, ранг мастера-основателя (конный тяжеловооруженный самурай высокого ранга или легковооруженный пехотинец-асигару) - привели к тому, что сложилось большое количество внешне мало похожих школ бу-дзюцу.

С другой стороны для всех бу-дзюцу, вне зависимости от конкретного предмета, была характерна потрясающая целостность. Методы управления большими воинскими соединениями, фехтование мечом, или любым другим видом оружия, военный шпионаж и разведка - все они были пронизаны одними и теми же идеями, принципами, психологическими установками. Недаром в период средневековья военная стратегия и фехтование мечом обозначались одним термином "хэйхо" - "закон войны".

 

СИНБУ-ДЗЮЦУ

В 1868 году Япония вышла на новый виток своего развития. В результате буржуазной революции Мэйдзи-исин рухнуло трёхсотлетнее правление сёгунов Токугава, завершилась эра властвования самурайского сословия. Указ 1871 года объявил о роспуске самурайских дружин и отмене их сословных привилегий. Япония открылась для западного мира и развернула процесс модернизации, направленный на сокращение отставания, прежде всего технологического, от Запада.

В результате бу-дзюцу оказались в чрезвычайно сложном положении.

Во-первых, с исчезновением самурайского сословия они утратили свою социальную базу. В период Мэйдзи дзю-дзюцу перестала быть борьбой рыцарской прослойки и получила широкое распространение среди народа, оставаясь, однако, одной из главных дисциплин в вооружённых силах императорской армии в послереформенной Японии.В это время каждый солдат, матрос и полицейский должен был обучаться дзю-дзюцу.

Во-вторых, техническое перевооружение и реформа армии на западный манер сделали многие бу-дзюцу совершенно ненужными пережитками, которые в то время не воспринимались даже как музейные экспонаты.

Возникла необходимость коренной реформы бу-дзюцу, которая позволила хотя бы некоторым из них продолжить своё существование. И выход был найден. Во второй половине XIX века (1866г.) Кано Дзигоро основал новую школу борьбы, которая получила название "Кодокан дзюдо".

Поначалу его школа была воспринята лишь как еще одна школа дзю-дзюцу, однако вскоре выяснилось, что его система имела целый ряд принципиальных отличий от старых школ.

Борьба основывалась на принципах дзю-дзюцу, однако исключала многие приёмы, опасные для жизни. На первое место Кано Дзигоро ставил сообразительность и ум, а не грубую физическую силу. Тактика борьбы дзюдо так же, как и дзю-дзюцу, не требовала наступления, она воспитывала умение выжидать, терпеливо наблюдать, идти на уступки, поддаваться противнику, используя в конце концов его намерения и силу по смыслу так: "победа уступкой".

Заменив слово "дзюцу" на слово "до" - "путь" - Кано отказался от прежней установки на практическую прикладную ценность и заявил о том, что во главу угла должно быть поставлено духовно-нравственное воспитание, внутреннее совершенствование, достижение этического идеала. Несмотря на изменения в правилах и частичные нововведения, суть борьбы осталась прежней: ей было также свойственно стремление к гармонии, развитию физических и духовных способностей, призванных служить как победе над противником, так и для морального воспитания личности, которое должно было влиять на образ жизни человека.

В противоположность диким крикам, раздающимся на площадке для кэндо, в зале дзюдо, называемом додзё - "зал для размышлений" обычно преобладает тишина. Борьба должна проходить без внешних знаков возбуждения участников и зрителей, причём наблюдающим за схваткой строго запрещается зевать во время её, так как поединок дзюдо отождествляется нередко, по японским воззрениям, с беседой. Психическая дисциплина и молчание в первую очередь необходимы борцу для концентрации внимания, и побеждает в дзюдо, как правило тот, кто обладает совершенным телесным и "духовным" равновесием.

Конец XIX - начало XX вв. помимо возникновения будо характеризовался еще и появлением целого ряда новых для Японии воинских искусств. Речь идет, о дзюкэн-дзюцу (штыковой бой), тосю-какато (военная система рукопашного боя, созданная Тиба Сансю), тайхо-дзюцу (полицейская система задержания преступников), кэйбо-сохо (техника боя полицейской дубинкой) и т.д.

 

ИСТОКИ ЯПОНСКОЙ БОРЬБЫ

Борьба без оружия - вероятно, самое древнее боевое искусство на Земле. Еще до того, как человек взял в руки камень или палку, он уже умел бить кулаками, пинаться ногами, кусаться и царапаться.

Истоки японского искусства ближнего боя теряются в дымке времен. Уже в древнейших мифологическо-летописных сводах «Кодзики» (712 г.) и «Нихонги» (720 г.) имеются упоминания о тикара-курабэ, или «состязаниях в силе», - рукопашных поединках не на жизнь, а на смерть с использованием всех известных в те времена приемов: ударов руками и ногами, бросков, выкручиваний рук, удушений. Богатырским поединкам такого рода придавалось большое значение. Так, согласно мифам, именно в поединке между богами Такэмикадзути и Такэминаката решался вопрос о том, кто должен владеть землей Идзумо.

В «Нихонги» содержится колоритный рассказ о поединке двух силачей, который произошел якобы в 230 г. до н.э. Придворные доложили тогдашнему государю, что «в деревне Тайма есть доблестный муж по имени Тайма-но Кэхая», который «обладает огромной физической силой и может ломать рога и выпрямлять крюки» и утверждает, что нигде не на свете нет богатыря, который смог бы одолеть в схватке не на жизнь, а на смерть. Император поинтересовался у своих приближенных, нет ли еще такого силача, что смог бы посоперничать с Кэхая. И тогда один из министров сообщил, что «в стране Идзумо есть доблестный муж по имени Номи-но Сукунэ», который мог бы сразиться с богатырем из Тайма. В тот же день государь послал за Номи-но Сукунэ и повелел ему биться с Тайма-но Кэхая. «Мужи встали супротив друг друга. Оба подняли ноги и пнули друг друга. И Номи-но Сукунэ сломал ударом ребра Кэхая, и еще раз ударил и сломал ему поясницу, и так убил его. Посему земля Тайма-но Кэхая была захвачена и целиком отдана Номи-но Сукунэ», - сообщает «Нихонги» (перевод А.Н. Мещерякова).

 

Сумо

Победитель этого боя, Номи-но Сукунэ, исстари почитается как родоначальник борьбы сумо. С VII в. состязания по сумо стали проводиться при императорском дворе. По «Нихонги», в 642 г. императрица Когёку повелела устроить борцовские поединки для увеселения посла из корейского государства Пэкче.

В них приняли участие воины дворцовой стражи и корейцы. В 682 г. при дворе прошел турнир богатырей из племени хаято. А император Сёму (724-749) положил начало традиции проведения в 7-й день 7-й луны регулярных турниров по сумо, приуроченных к Танабата, празднику окончания полевых работ и начала осени.

Полагают, что сумо издревле было тесно связано с земледельческим культом. Поединки устраивались для гадания о качестве будущего урожая, увеселения и умилостивления ками – японских духов и богов. Такое ритуальное сумо до сих пор сохраняется в некоторых районах Японии. Например, во время турнира в святилище Оямадзуми в преф. Эхимэ лучший борец разыгрывает пантомиму, изображающую схватку с духом рисового колоса. На турнире в г. Сакураи в преф. Нара борцы схватываются в грязи рисового поля. В святилище Инари в г. Хигасиканэ борются саотомэ – девушки, сажающие рис. Даже древнее название сумо - «сумаи» - связывают с окончанием уборки риса - сумаи.

В 821 г., в правление императора Сага (809-823), в «Уложение о придворных церемониях» был внесен параграф о турнирах сумо сэтиэ. Состязания сумо сэтиэ рассматривались как обряд умилостивления ками во имя благополучия страны и богатого урожая, а также как форма гадания о качестве урожая. Кроме того, на них отбирали воинов для охраны государственной сокровищницы, телохранителей членов императорской фамилии и т.д. За два-три месяца до турнира во все провинции для выявления достойных претендентов направлялись офицеры правой и левой дворцовых страж. Они оповещали о состязаниях, наблюдали за отборочными соревнованиями. Чемпионат проходил в течение одного дня на территории дворца и обставлялся весьма торжественно. Его открывало яркое шествие колонны из трехсот борцов. Приблизительно за десять дней до турнира проводились предварительные схватки, во время которых оценивали силы борцов, определяя очередность выхода во время парада. Во время соревнований борцы выступали двумя командами — от правой и левой страж. Схватки проводились на ровной песчаной площадке. Четких правил первоначально не было, и борцы кроме бросков использовали удары руками и ногами, но постепенно наиболее опасные приемы были запрещены, сложился стандартный набор бросков, толчков, сваливаний, почти идентичный современному. Техника была довольно проста, и упор делался на силу. Победа в схватке присуждалась борцу, бросившему противника наземь. Поэтому в партере борьба не велась и соответственно не изучалась. Судили поединки военные чиновники, а в качестве верховного арбитра выступал сам император. Турниры сумо сэтиэ проводились ежегодно, первоначально в середине 2-й декады 7-й луны, позднее в 8-ю луну. Последний такой турнир состоялся в 1174 г.

Постепенно наметилось размежевание ритуально-спортивной и боевой борьбы. Благодаря участникам сумо сэтиэ, которых двор разогнал в 1174 г. ритуально-спортивный вариант получил распространение среди сельских борцов. А боевое сумо, включавшее различные удары ладонями, кулаками и ногами, развивали самураи, готовившиеся к рукопашным схваткам на поле боя. На его основе XI-XII вв. постепенно складывается искусство борьбы в доспехах ёрои кумиути.

 

Ёрои-кумиути

Примерно с Х в., параллельно со становлением военного сословия самураев, начало складываться искусство борьбы в доспехах - ёрои-кумиути (кумиути, ёрои-гуми, каттю-гуми). Наивысшего расцвета оно достигло в конце XII–XIII вв.

На технический арсенал ёрои-кумиути оказали влияние конструктивные особенности тяжелых японских доспехов оёрои и своеобразный дуэльный кодекс, которому следовали самураи в этот период. Этот кодекс предписывал воину на поле боя сражаться с достойным противником по определенным правилам, один на один, на глазах у бойцов обеих армий. Участие в таком поединке вне зависимости от его исхода рассматривалось как подвиг и гарантировало воину и его семье славу и вознаграждение со стороны сюзерена. По этой причине битвы между двумя армиями самураев иногда превращались в грандиозные турниры, распадавшиеся на сотни дуэлей между конными высокоранговыми воинами, которые либо стреляли друг в друга из луков с коней на скаку, либо схватывались в стиле кумиути. Часто борцовская схватка следовала за перестрелкой из луков, если она не выявляла победителя.

Стиль ёрои-кумиути XII-XIII в. характеризовался тем, что бойцы часто начинали поединок, сидя в седле. Сблизив коней, они схватывались друг с другом, стараясь прижать голову противника к луке своего седла и отрезать ее ножом. Сцепившись, бойцы часто вместе падали и продолжали бой на земле в положении лежа, так как тяжелые доспехи в сочетании с действиями и весом противника не давали им подняться на ноги. Вот несколько характерных примеров из «Сказания о доме Тайра»: «Сацума-но Ками… славился своей силой и к тому же был чрезвычайно подвижен и ловок, поэтому, сжав Тададзуми, он стащил его с коня, нанеся ему два удара ножом, пока тот еще был в седле, а потом еще один, после того, как он упал. Первые два удара попали в панцирь и не смогли пробить его, но третий удар ранил в лицо, хотя и не был смертельным».

«Поравнявшись, они схватились и оба грузно рухнули на землю. Иномата славился силой во всех восьми землях Востока. Говорили, что он с легкостью ломает оленьи рога у самого основания. Моритоси, в свой черед, был такой богатырь, что способен был в одиночку столкнуть на воду или поднять на берег лодку, которую сдвинуть с места или столкнуть на воду смогли бы разве что шестьдесят или семьдесят человек! Он сгреб Иномату в охапку и сдавил его с такой силой, что тот не мог шевельнуться. Прижатый к земле, Иномата старался дотянуться рукой до ножа, но пальцы онемели и ему не удавалось сжать рукоять. Он пытался вымолвить слово, но Моритоси давил его мертвой хваткой, и слова застревали в горле. Иномата уже приготовился к тому, что сейчас ему снимут голову, но хоть он и уступал Моритоси в силе, зато духом был тверд, и потому, через силу набрав в грудь воздух»... запросил о пощаде.

Тем временем подъехал закадычный друг Иноматы Сиро Хитоми. «Сперва Моритоси не спускал глаз с обоих своих врагов, но по мере того как всадник, скакавший во весь опор, все приближался, он только на него и смотрел и невольно упустил из вида сидевшего рядом Иномату. А тот, улучив мгновение, когда Моритоси отвернулся, внезапно вскочил и с громким криком изо всех сил толкнул Моритоси в грудную пластину панциря, так что Моритоси кувырком полетел назад, в жидкую грязь заливного поля. Не успел он подняться, как Иномата с размаха прыгнул на него сверху, выхватил нож, висевший у пояса Моритоси, трижды ударил его - глубоко, насквозь! - и мощным ударом снял-таки голову Моритоси».

Техника боя в стойке во многом походила на сумо - те же толчки и сваливания. И это легко объяснимо: тяжесть доспехов с успехом заменяла искусственно нагнанный жир сумоиста. Да и громоздкие, похожие на коробки панцири мешали брать удобный захват. При случае воины могли использовать и удары руками и ногами, но только как вспомогательное «оружие» - о доспехи противника было проще отбить руку или ногу, чем нанести какой-нибудь вред.

Большое значение имели, конечно же, физическая сила, выносливость и вес борца, однако главным залогом победы уже стало владение специальными приемами борьбы. Главным в ёрои-кумиути было правильное использование бедер и силы конечностей. Достигалось это при помощи специального обоюдного симметричного захвата, пришедшего из сумо, который назывался «ёцу-гуми». В ёцу-гуми оба бойца плотно обхватывали друга, не хватаясь при этом за пластины доспехов. Такой захват помогал воину сохранять равновесие и позволял эффективно контролировать действия противника. Часто применялись разнообразные броски с падением, в которых боец стремился использовать вес собственного тела и тяжесть доспехов, чтобы опрокинуть противника на землю. После броска он стремился навалиться всей массой сверху, использовал удержание, чтобы обессилить врага, а затем прикончить ударом ножа.

В ёрои-кумиути широко применялись удары и уколы коротким мечом, ножом или специальным кинжалом, который обычно носили заткнутым за пояс на правом бедре. В бою воин левой рукой старался контролировать действия противника, а правой наносил удары ножом, метя в уязвимые, не прикрытые доспехами части тела противника.

Мастера ёрои-кумити стремились максимально эффективно использовать особенности конструкции японских доспехов. Например, при нападении на лежащего противника сзади рывком за козырек шлема вверх-назад можно было открыть его горло, чтобы перерезать ножом, или даже сломать шею.

С приходом в XIV в. на смену «турнирам» правильного боя организованных подразделений пехоты, с распространением более легких и удобных типов доспехов в ёрои-кумиути начала активно развиваться техника борьбы стоя. Появились первые школы. Самой древней из них считается Цуцуми Ходзан-рю, созданная во второй половине XIV в. мастером Цуцуми Ямасиро-но ками Ходзан.

 

Когусоку-дзюцу

В XVI в. на основе кумиути складывается новая разновидность японского искусства ближнего боя, которая называется «когусоку-дзюцу» - «искусство боя малым оружием», кратко - «когусоку».

Слово «когусоку» восходит к старинному буддийскому термину «гусоку» со значением «иметь вполне», «обладать в полном объеме». С конца XII в. воины стали называть так полный комплект доспехов, а также основные виды оружия. А несколько позднее появилось и слово «когусоку» - для обозначения неполного комплекта доспехов или облегченных доспехов, какие применяли рядовые воины, а также различные малые виды оружия: короткий меч, нож и т.д.

Основу когусоку составляли приемы боя малым оружием, направленные на убийство противника, а также приемы его захвата живьем и связывания. Хотя когусоку-дзюцу развилось из кумиути, его арсенал был гораздо богаче, потому что облегченные доспехи, применявшиеся японскими пехотинцами, меньше сковывали бойцов. Здесь и знакомые по дзюдо и айкидо броски через бедро, спину, плечо, оригинальные перевороты противника вниз головой с последующим опусканием черепом на мостовую, болевые приемы на локоть и колено, на шейные позвонки. В когусоку довольно широко применялись и удары, рассчитанные на поражение неприкрытых нагрудником частей тела - почек (круговой удар кулаком в обход туловища), паха (удар типа «апперкот» под «юбку» доспехов), колена (удар пяткой или ребром стопы) и т.д.

 

ВОИНСКИЕ ИСКУССТВА В ЭПОХУ ЭДО (1603-1868)

С окончанием междоусобных войн в начале XVII в. в Японии установился долгожданный мир, и доспехи были надолго уложены в сундуки. Наступило время осмысления накопленного за долгие годы войн опыта.

Под влиянием религиозных традиций воинские искусства постепенно перерождаются из чисто прикладных систем, предназначенных для применения на поле боя, в особые Пути – До (кит. Дао). Практика воинского искусства как До подразумевала самораскрытие человека, реализацию его творческих потенций и достижение гармонии с самим собой и окружающим миром через овладение и практику воинских приемов и трансформацию сознания, изменение видения мира.

В этот период во всех направлениях воинских искусств возникают сотни «школ» - рю или рюха. Рю - специфически японский механизм передачи знания во времени, из поколения в поколение. Рю можно рассматривать, как минимум, в двух аспектах: как особую организацию, в рамках которой осуществляется передача знаний от наставников ученикам, и как знание, учение как таковое. Учение школы, или рюги, – это совокупность всех ее приемов, теоретических разработок и религиозно-философских доктрин. Оно включает ограниченный набор элементов и разделяется на множество ступеней, которые последовательно осваивает ученик под руководством наставника. Знание школы священно. Считается, что это знание - не только плод усердия в ежедневных утомительных тренировках, личного боевого опыта, жажды познания секретов воинского искусства, таланта и ума. Основатель рю либо получает его в дар от богов либо обретает через сатори - буддийское просветление, потому рюги в глазах членов школы обладает абсолютной ценностью и подлежит передаче последующим поколениям. Это знание не отделимо от просветленного сознания мастера, без которого оно попросту не «работает». Поэтому передавая школу учитель, прежде всего, передает опыт просветления. В результате школа превращается в сообщество посвященных, стремящихся к постижению высшей истины, выходящей за пределы обыденного понимания, к раскрытию сверхъестественных способностей.

Подобная трансформация сущности воинских искусств имела весьма серьезные последствия. Например, в результате нее рю отграничивается от всяких внешних воздействий, замыкается сама на себе - священное знание не может быть доступно массе профанов, а это влечет за собой резкое замедление темпов развития – не получая вызовов извне, школа на них и не отвечает, да и кто рискнет подправлять богов, даровавших Знание основателю?

Кроме того, в эпоху Эдо преподавание воинских искусств становится средством заработка, превращается в своеобразный бизнес, а у бизнеса, как известно, свои законы. В организационном плане рю представляет собой копию большой традиционной семьи, отношения в которой регулируются традиционными нормами, синтоистским культом предков и конфуцианскими морально-этическими предписаниями, регламентирующими отношения между родителями и детьми, старшими и младшими. Во главе рю стоит патриарх – иэмото, или сокэ. Иэмото может быть основатель школы, его потомок или, реже, самый сильный мастер из другого рода. Он выступает хранителем традиции школы и один во всей рю имеет право выдавать особые лицензии – юруси. «Юруси» буквально означает «разрешение», имеется в виду разрешение перейти на следующую ступень обучения. Как правило, обучение в рю было платным. Ученик вносил деньги при вступлении в школу, во время экзаменов при переходе со ступени на ступень и получении юруси, преподносил мастеру подарки по случаю различных праздников. Таким образом, по сути, рю представляла собой своеобразное «торговое предприятие». «Товаром» в рю было знание-рюги, «продавцами» - глава школы и подчиняющиеся ему инструктора, «покупателями» - ученики.

Как и всякий другой бизнес, рю поддерживалась широкомасштабной рекламой. Фабриковались «истории», расцвеченные легендами, составлялись разветвленные генеалогии, призванные демонстрировать влияние рю, корни рю возводились к выдающимся воинам или полководцам прошлого, к богам и святым буддийским подвижникам, при входе в тренировочные залы нередко вывешивались хвастливые вывески, ученики распускали хвалебные слухи о своих наставниках, делали подношения храмам и вывешивали по этому случаю специальные доски с указанием дарителя и т.д.

Основную массу доходов от школы получал иэмото. Иэмото назначался верховным мастером, и никто в школе не имел права его сместить. Он обладал в рю непререкаемым авторитетом, который был связан с тем, что, по традиции, иэмото рассматривался как единственный обладатель сокровеннейших секретов школы – хидэн. Считалось, что эти секреты наделяют его сверхъестественным могуществом, но на деле, вероятно, нередко бывало так, что главным секретом иэмото было как раз отсутствие у него знаний каких-либо секретов. И это неудивительно, ведь мир устроен таким образом, что члены одной и той же семьи сильно разнятся по своим способностям, личным склонностям и специфическим талантам. Думается, что нет и не может быть такой семьи, которая на протяжении десятков поколений производила бы на свет равных по силе и таланту мастеров воинских искусств. Увы! Не существует таких методик, которые бы гарантировали каждому человеку достижение высокого уровня мастерства. Поэтому, чтобы обеспечить своему отпрыску возможность хорошего заработка, мастера и пускались на хитрость, утверждая, что существуют некие высшие секреты, передаваемые лишь сыну (исси содэн).

Таким образом, в своем классическом виде рю представляла собой сложную структуру, в которой высокое и даже священное – стремление к достижению гармонии со вселенной – соседствовало с низким – с самой тривиальной жаждой наживы.

 

ДЗЮ-ДЗЮЦУ

Освобождение от доспехов открыло возможности для обогащения систем ближнего боя многочисленными приемами, применимыми только в бою с противником, не защищенным доспехами. И во второй половине XVI – начале XVII вв. был сделан огромный шаг вперед в области рукопашного боя без оружия и с использованием малых видов оружия и подручных средств. Началось формирование нового направления искусства ближнего боя, которое в настоящее время принято называть «дзю-дзюцу».

«Дзю-дзюцу» буквально означает «искусство мягкости». Это название полно глубокого смысла. Идея дзю-дзюцу – одолевать противника не силой, а мягкостью, податливостью. Мастер никогда не истощает в борьбе своих сил, а напротив старается измотать врага, чтобы его было легче победить. Он заставляет его делать резкие движения и ловко уворачивается от них. Не ставя жестких блоков, он проворно отступает, и противник, не встретив препятствия, повинуясь закону инерции, теряет равновесие и падает. Пропустить силу противника мимо себя или перенаправить ее и, когда она истощится, добавить свое усилие для того, чтобы повергнуть противника, – в этом суть дзю-дзюцу.

Сама идея одоления силы мягкостью и уступчивостью была не нова. Мы находим ее еще за несколько столетий до нашей эры в знаменитом памятнике даосской мысли «Даодэцзин». Она пользовалась большой популярностью в среде китайских мастеров ушу, но именно японские мастера ближнего боя уделили ей столь большое внимание, что ввели слово «мягкость» в само название своего искусства.

Старейшей школой дзю-дзюцу, по признанию большинства современных историков, явилась Такэноути-рю. Она родилась в 1532 г., в смутную эпоху Страны в состоянии войны, когда по всей Японии полыхали междоусобные войны. Ее основателем стал Такэноути Хисамори. Это был человек маленького роста и, по самурайским меркам, слабак, зато духом он обладал несгибаемым и постоянно стремился научиться одолевать более сильных противников. Чтобы снискать расположение богов, Хисамори для аскезы удалился в горную глушь и в течение 37 дней голодал и занимался воинскими приемами. На 37-й день ему во время медитации явился горный отшельник ямабуси, который научил его секретным приемам боя.

Первоначально Такэноути-рю включала 2 раздела: когусоку коси-но мавари («малое оружие, окружающее пояс») в составе 25 приемов и торидэ («захваты руками») из 5 приемов. Эти 30 приемов представляют собой типичную технику когусоку, но в них уже проглядывает грубый прообраз более позднего дзю-дзюцу.

Приемы первого раздела Такэноути-рю явно восходят к технике кумиути. В их основе – внезапные атаки ножом, направленные на убийство противника, довольно сильно напоминающие приемы современного иайдо – искусства мгновенного выхватывания меча из ножен для защиты или нападения. В принципе, приемы когусоку коси-но мавари можно классифицировать как технику боя коротким мечом или ножом, но здесь встречаются и отдельные элементы, унаследованные дзю-дзюцу: приемы защиты от попытки противника выхватить у бойца меч из ножен или воспрепятствовать ему выхватить свой меч, броски захватом ноги, удержания с использованием рычага локтя или выкручиванием руки и некоторые другие.

Раздел торидэ составляют приемы захвата противника живьем в плен, они гораздо ближе к позднейшему дзю-дзюцу. В частности, в Такэноути-рю используются «удушение воздействием на место соединения правого и левого крыльев» (т.е. на шейные позвонки, т.н. «двойной нельсон») и удержание с использованием рычага локтя.

Интересно, что даже в самых ранних по времени возникновения разделах Такэноути-рю широко используются весьма изощренные удары в уязвимые точки человеческого тела.

Эти 30 приемов ранней Такэноути-рю оказали большое влияние на все последующее дзю-дзюцу. На это указывает тот факт, что целый ряд терминов этой школы прочно вошел в профессиональный жаргон мастеров борьбы, и мы встречаем их в самых разных школах в разных уголках Японии.

Однако в ранней Такэноути-рю еще не было столь характерных для более поздних школ дзю-дзюцу бросков через бедро, спину, изощренных удушений или болевых приемов на кисть. Все эти приемы появились в ней несколько позже, благодаря усилиям второго и третьего верховных мастеров - Такэноути Хисакацу и Такэноути Хисаёси, добавивших в арсенал школы большое количество приемов китайского ушу, которые они изучали у китайцев в Нагасаки. Их нововведения придали Такэноути-рю вид типичной школы дзю-дзюцу, в каком она сохраняется и в наши дни усилиями семьи Такэноути.

Такэноути-рю дала начало множеству ответвлений: Араки-рю, Сосуйси-рю, Хоки-рю, Рикисин-рю, Такаги-рю, Сисин-рю, Такэноути санто-рю и др., оказала значительное влияние на школы других ветвей дзю-дзюцу.

 

Дзю-дзюцу в начале эпохи Эдо

Мощные броски и изощренные болевые приемы, которые считаются визитной карточкой японского дзю-дзюцу, впервые появились лет через сто, после основания Такэноути-рю. Во всяком случае, самый ранний текст, в котором мы обнаруживаем их в большом количестве, - это иллюстрированное наставление 1632 г. школы Сэкигути-рю. В этой же школе для обозначения техники ближнего боя впервые использовано слово «явара» (в другом прочтении «дзю» из «дзю-дзюцу») - «мягкость», что свидетельствует об усвоении ее мастерами идеи мягкости и податливости - основы теории дзю-дзюцу.

Сэкигути-рю была основана Сэкигути Ярокуэмоном Удзимунэ по прозвищу Дзюсин – Мягкое сердце (Сознание мягкости, Сущность мягкости). Существует несколько версий, откуда Сэкигути Дзюсин почерпнул свои знания. В «Разъяснении искусства явара», памятнике школы Ёсин-рю, говорится, что Сэкигути-рю вышла из Ёсин-рю. Однако общего между этими двумя школами столь мало, что согласиться с этим утверждением едва ли возможно. Скорее, Сэкигути-рю могла отпочковаться от Такэноути-рю. Очень многое указывает на это: многие ее приемы имеют прообразы в в старейшей школе дзю-дзюцу, используются против тех же стандартных атак и т.п. Даже в названиях технических действий просматривается преемственность Сэкигути-рю по отношению к Такэноути-рю. Однако арсенал Сэкигути-рю гораздо богаче и значительно отличается от арсенала Такэноути-рю по своему характеру - в этой школе в большинстве случаев ставится цель не убить противника и не причинить ему увечья, а пленить живым и невредимым. Для этого используются различные броски через бедро, плечо, «мельница», броски с падением, болевые приемы на кисть, локоть, плечевой сустав. В Сэкигути-рю имеются даже приемы, рассчитанные на использование против приемов Такэноути-рю.

По имеющимся данным, Сэкигути Дзюсин родился в 1598 г. в весьма знатной семье. Сначала он изучал искусство выхватывания меча из ножен у великого мастера Хаясидзаки Сигэнобу, овладевал приемами боя мечом и копьем, позже учился кумиути у Миура Ёдзиэмон, ученика наставника Фукуно Ситироэмон и китайца Чэнь Юаньбин, о которых речь еще впереди. Не удовлетворившись знаниями, полученными от Миура, около 1630 г. Сэкигути в поисках мастера китайского кэмпо отправился в Нагасаки, где жило много китайцев. Как сообщается в «Рассказах о дзю-дзюцу провинции Кии», «добравшись до Нагасаки… он изучал кэмпо; там был старик, который использовал технику, называвшуюся «торидэ» – «хватающие руки», Сэкигути учился у него и изучил эту технику». После возвращения на родину мастер основал школу «Сэкигути-рю». В 1639 г. он поступил на службу в клан Кисю Токугава, после чего Сэкигути-рю прочно обосновалась в провинции Кии, откуда распространилась по всей Японии.

Согласно преданию, именно Сэкигути Дзюсин разработал технику самостраховки. Рассказывают, что однажды он гулял по саду своего дома и вдруг увидел, как кошка, прикорнувшая на крыше соседнего дома, сорвалась и полетела наземь. «Конец кошке!» - подумал Сэкигути, но кошка, ловко перевернувшись в воздухе, преспокойно приземлилась на все четыре лапы и побежала прочь. Мастер дзю-дзюцу был просто поражен ее проворством. После этого он сам взобрался на крышу и попробовал с нее скатиться. Чтобы не разбиться, он навалил под домом соломы, а сверху накрыл ее камышовыми матами. Снова и снова взбирался Сэкигути на крышу, снова и снова скатывался с нее и, в конце концов, научился падать с любой крыши без вреда для своего здоровья.

Арсенал Сэкигути-рю включает в себя почти все основные варианты бросков и болевых приемов. В наставлении 1632 г. представлены даже приемы освобождения от одновременных захватов сразу трех и даже четырех противников (в большинстве других школ дело ограничивается только двумя противниками). В то же время в школе мастера Сэкигути не была еще в достаточной степени разработана техника удушающих приемов и удары в уязвимые точки.

Умер Сэкигути Дзюсин в 1670 г. в возрасте 74 лет. Все три его сына стали прекрасными мастерами дзю-дзюцу. Учеником старшего, Удзинари, был знаменитый мастер Сибукава Бангоро, основатель школы Сибукава-рю. Из Сэкигути-рю вышли также такие школы дзю-дзюцу как Тэмпа-рю, Синсин-рю, Дзюсинсин-рю, Синсин син-рю, Ито-рю, Кюсин-рю, Гёкусин-рю, Намбан-рю и др.

Недостатки Сэкигути-рю – недостаточная разработанность техники удушений и ударов - были восполнены в знаменитой школе Ёсин-рю, самыми сильными сторонами которой как раз и являются удушающие приемы, удары в уязвимые точки, приемы усыпления и реанимации нажимами в уязвимые точки.

Предание называет основателем Ёсин-рю врача из Нагасаки Акияма Сиробэй. По легенде, он отправился в Китай, чтобы углубить свои познания в медицине, где пробыл несколько лет. Там он, по одним сведениям, изучал приемы «безоружных ударов» у китайского мастера по имени Бо Чжуань, по другим, учился болевым приемам и методам реанимации у некоего У Гуаня. Вернувшись на родину, Акияма основал частную школу боевого искусства и начал преподавание техники борьбы. Однако монотонность тренировок, связанная с чрезвычайно скудным арсеналом приемов, привела к тому, что вскоре почти все ученики отвернулись от него. Через четыре года после открытия школы врач закрыл ее и удалился в знаменитый синтоистский храм Дадзайфу Тэмман-гу для молений. И там, при виде тяжелых комьев снега, соскальзывающих с упругих ветвей ивы, пережил озарение и открыл основополагающий принцип своей системы: противостоять силе силой бесполезно и губительно, нужно уклоняться от атаки, перенаправлять силу и использовать ее себе на пользу. Это позволило мастеру значительно расширить арсенал своей системы и привлечь многих учеников, которые после смерти учителя присвоили его школе название «Ёсин-рю».

Критически оценивая предание Ёсин-рю, историки напоминает, что в период, когда Акияма, якобы, совершил путешествие в Китай, сёгунское правительство уже запретило всякие сношения с заграницей. Поэтому, вполне возможно, что врач ни в какой Китай не ездил, а свои знания почерпнул у китайцев в Нагасаки.

Большую роль, а, возможно, даже главную в становлении Ёсин-рю сыграл второй ее патриарх Оэ Сэмбэй, с именем которого, как полагают, связана разработка техники поражения уязвимых точек.

В Ёсин-рю широко используются удушающие приемы, главным образом, с использованием одежды противника. В них самым эффективным образом используются все особенности традиционного японского костюма. Удушающие приемы разработаны в мельчайших деталях и весьма совершенны. Часть из них позднее практически без изменений вошла в арсенал дзюдо.

В школе Акияма были доведены до совершенства и приемы поражения уязвимых точек ударами и нажимами. Зачатки знаний уязвимых точек и способов их поражения основатели Ёсин-рю позаимствовали у китайцев, но, по мнению японских историков, затем провели глубокие исследования предмета и значительно продвинулись вперед по сравнению со своими бывшими учителями. Они тщательно изучили и описали локализацию уязвимых точек, классифицировали их, присвоили им японские названия и описали эффект воздействия на них. Все эти сведения были обобщены и зафиксированы в книге «Наставление относительно «Объяснения строения тела»», которая стала главным секретом Ёсин-рю. Как полагают некоторые исследователи, теория искусства поражения уязвимых точек, зафиксированные в ней, - это вершина разработки данной темы в дзю-дзюцу.

Обладать знаниями в этой специфической области боевого искусства мечтали многие бойцы. Дошедшие до наших дней наставления различных школ дзю-дзюцу сохранили следы их экспериментов и изысканий. Неудивительно, что многие хотели проникнуть в сокровенные секреты Ёсин-рю и вступали в нее, но мастера свято хранили свои тайны. В тексте родственной Ёсин-рю школы Хаяси-рю сообщается, что ни один из целой тысячи ее учеников не был удостоен посвящения в секреты «истинной традиции убийства и оживления». В результате применения такого экстремального режима секретности позднейшие тексты по дзю-дзюцу, созданные в мирное время, когда не было никакой возможности опробовать приемы на практике, пестрят многочисленными ошибками. Предполагают даже, что некоторые наставники специально обманывали своих недостойных учеников, подсовывая им липовые сведения. И все же лучшие из лучших удостаивались благосклонности учителей, и секретное учение Ёсин-рю продолжало жить. Сначала оно было перенято мастерами дочерней школы Син-но синдо-рю, от них попало в руки Исо Матаэмон, основателя школы Тэндзин синъё-рю, а из Тэндзин синъё-рю пришло в дзюдо Кодокан. Наконец, разработки специалистов Кодокана послужили основой для соответствующих разделов многих современных направлений японских боевых искусств.

Из школ, вышедших из Ёсин-рю, наиболее известна школа Син синдо-рю. В конце эпохи Эдо Исо Матаэмон, соединив Ёсин-рю и Син синдо-рю, разработал известнейшую школу Тэндзин синъё-рю. Из других школ этой ветви следует назвать Исэй дзитоку тэнсин-рю, Симмё саккацу-рю, Курама ёсин-рю, Синто ёсин-рю, Сайхо-ин Буан-рю и др.

Приблизительно в одно время с Сэкигути-рю и Ёсин-рю возникла и Кито-рю - влиятельная школа, которая вобрала в себя и усовершенствовала приемы борьбы в доспехах, которые широко применялись на полях сражений японскими воинами в XI-XVI вв.

Основателем этой школы считается уроженец провинции Сэтцу Фукуно Ситироэмон Масакацу. Сначала Фукуно изучал фехтование мечом школы, а позднее овладел техникой явара школы Тэйсин-рю под руководством наставника Тэрада Хэйдзаэмон Садаясу. По обеим школам Фукуно получил высшие мастерские лицензии. На основе полученных знаний Фукуно совместно со своим другом Ибараки Сэнсай разработал новую школу бугэй - Кито-рю (название «Кито» - «Поднимания и сбрасывания» Фукуно присоветовал знаменитый дзэнский наставник Такуан Сохо).

В мае 1626 г. Фукуно познакомился с китайским мастером боевого искусства Чэнь Юаньбин и стал его учеником. Чэнь в течение 13 месяцев изучал ушу в знаменитом монастыре Шаолинь. В 1621 г. он приехал в Японию переводчиком при китайском посольстве, встретил очень радушный прием и навсегда остался в Стране Восходящего Солнца. В 1625 г. Чэнь поселился в монастыре Кокусё-дзи в Эдо, где его и отыскал Фукуно Ситироэмон и два его ученика - Исогай Дзиродзаэмон и Миура Ёдзиэмон. Чэнь Юаньбин познакомил мастера Фукуно с шаолиньским ушу, а также с тонкостями учений великих даосов Лао-цзы и Чжуан-цзы, большим знатоком которых он был. Это позволило основателю Кито-рю обогатить свою школу и углубиться в понимании основополагающих принципов боевого искусства.

В период своего расцвета Кито-рю была школой комплексного боевого искусства, которая включала не только технику явара (дзю-дзюцу), но и приемы боя мечом, палкой, боевым серпом и др. Однако позднее патриарх Тэрада Канъэмон Мицухидэ отбросил ряд разделов и сохранил только ядро этой школы – технику кумиути.

Поскольку Кито-рю родилась в мирное время, когда ношение доспехов уже ушло в прошлое, ее основатель и его последователи были вынуждены несколько адаптировать свои приемы к потребностям боя без доспехов, но все же сохранили ее неповторимый колорит. Так, в отличие от большинства других школ дзю-дзюцу, основное место в арсенале Кито-рю занимают разнообразные броски с падением с обхватом туловища противника.

На основе типичных приемов борьбы в доспехах с использованием низкой стойки мастера Кито-рю разработали замечательные парные ката, предназначенные для тренировки тандэна – основного средоточия жизненной энергии ки – и постижения поединка на уровне взаимодействия энергий двух противников, которые считаются одной из вершин дзю-дзюцу.

 

Дзю-дзюцу в середине эпохи Эдо

В середине эпохи Эдо на основе первых школ – Такэноути-рю и Сэкигути-рю, Ёсин-рю и Кито-рю – возникли многочисленные дочерние школы. Как правило, в них лишь разрабатывались варианты различных приемов ведущих школ, оригинальных находок было немного. Одни наставники стремились облегчить обучение и упрощали технику, другие - повысить ее прикладную ценность, заимствуя приемы из когусоку и торидэ – теперь так назывались полицейские системы ближнего боя с применением различных малых и специальных видов оружия для захвата преступника. Ряд направлений дзю-дзюцу отпочковались от школ фехтования, в которых существовали приемы обезоруживания противника, вооруженного мечом.

Оценивая дзю-дзюцу этого периода, историки приходят к выводу, что к этому времени оно уже прошло пик своего развития и распространялось в основном количественно, но не качественно. И все же и в это время рождались мастера и школы, которые привносили немало нового и ценного.

Одной из самых оригинальных школ этого периода была Нагао-рю, возникшая в провинции Кага. Ее основателем считается доблестный воин Нагао Кэммоцу, прославившийся еще в эпоху Сэнгоку - Страны в состоянии войны (1467-1568), но реально эта школа, по мнению специалистов, сложилась не ранее середины эпохи Эдо.

Арсенал Нагао-рю весьма велик – свыше 200 приемов! Немногие школы дзю-дзюцу могут похвастать таким богатством. Техника во многом уникальна. В ней сравнительно незначительное место занимают броски с взваливанием противника на себя, восходящие к древнему сумо, или удушающие приемы. Главное место отведено приемам использования рукоятей и ножен большого и малого мечей, с которыми самураи расставались крайне редко. Они предназначены для защиты при попытке противника выхватить меч бойца из ножен или вытащить его вместе с ножнами из-за пояса.

Их дополняет разработанная техника болевых приемов и другие приемы, характерные для всех стилей дзю-дзюцу, разрабатывавших технику ближнего боя без доспехов. И все же эту школу можно охарактеризовать, прежде всего, как чрезвычайно развитую форму когусоку, продолжающую линию Такэноути-рю.

Название другой важной школы этого периода – «Ёсин-ко-рю» – означает «Древняя школа Ёсин».

По утверждениям ее последователей, эта Ёсин-рю появилась почти на сто лет ранее знаменитой школы Акаяма, еще в период войн эпохи Сэнгоку. Но историки полагают, что Ёсин-ко-рю отпочковалась от Ёсин-рю и довольно поздно – в XVIII в. Специфика этой школы состояла в том, что в ней упор в обучении делался не на формальные упражнения с расписанными ролями партнеров ката, а на рандори – вольные учебные схватки по определенным правилам, запрещавшим наиболее опасные приемы. Конечно, зачатки рандори существовали в большинстве школ дзю-дзюцу. Например, многие рю использовали в своей практике схватки по несколько модифицированным правилам «любительского» сумо. Однако именно Ёсин-ко-рю вывела этот тренировочный метод на действительно высокий уровень развития. Позднее, в конце эпохи Эдо, не без влияния этой школы методика рандори получила самое широкое распространение. Стали даже проводиться соревнования между мастерами различных школ по компромиссным правилам, которые, по-видимому, оговаривались в каждом конкретном случае. Весьма успешно в таких соревнованиях выступали представители уже известной нам Кито-рю, а также Тэндзин синъё-рю, о которой разговор впереди.

Одной из самых оригинальных школ дзю-дзюцу является Ягю синган-рю, выделяющаяся своей специфической и изощренной техникой ударов в уязвимые точки.

Основателем Ягю синган-рю стал выходец из далекой северной провинции Сэндай по имени Такэнага Хаято, который в самом начале эпохи Эдо обучался фехтованию мечом у прославленного мастера Ягю Тадзима-но ками.

В память о своем ученичестве у него он включил в название своей школы слово «Ягю», хотя технически Ягю синган-рю не имеет почти ничего общего с Ягю синкагэ-рю.

Техника Ягю синган-рю совершенно уникальна и имеет очень мало параллелей в других школах. Самая оригинальная часть ее арсенала – комплекс из 28 так называемых субури – крайне необычных комбинаций размашистых круговых ударов руками, которые отрабатываются без партнера (что вообще не характерно для дзю-дзюцу). В этих комбинациях содержатся действия, не имеющие аналогов ни в одной школе дзю-дзюцу, но иногда отдаленно напоминающие удары китайского ушу: «черпающий удар» в пах, «удар ладонью через свою ладонь» и др. В основе этих экзотических приемов – глубокое знание локализации уязвимых точек и способов разрушительного воздействия на них.

 

Дзю-дзюцу в конце эпохи Эдо

От конца эпохи Эдо до наших дней дошло огромное количество текстов, посвященных воинским искусствам. Особенно много их появилось в первой половине XIX в. Историки связывают это с политикой сёгунского правительства, которое на рубеже XVIII и XIX вв. принимало активные меры к поощрению занятий воинскими искусствами. Правда, эта политика способствовала не столько углублению познаний мастеров или исследованию тех или иных областей, сколько увеличению числа занимающихся, удачных нововведений было сделано не столь много. Популяризации дзю-дзюцу в немалой степени способствовало и широкое распространение рандори и соревнований.

Одной из самых влиятельных и интересных школ, возникших в этот период, стала школа Тэндзин синъё-рю. Ее основателем был Исо Матаэмон Масатари (1804-1863). Исо с детства увлекся воинскими искусствами. В 15 лет в Эдо он поступил в ученики к Хитоцуянаги Орибэ Ёсимити, великому мастеру школы Ёсин-рю. Под его присмотром Исо прозанимался около 6 лет, вплоть до смерти наставника, а затем стал учеником мастера школы Син-но синдо-рю Хомма Дзёэмон Масато. Прозанимавшись у него также 6 лет и овладев всей техникой Син-но синдо-рю, Исо Матаэмон с целью усовершенствования своего мастерства отправился в странствия, во время которых состязался с представителями различных школ дзю-дзюцу.

Два или три года он прожил в местечке Кусацу в провинции Оми, где преподавал дзю-дзюцу тамошним самураям. В это время с ним произошел знаменитый случай: вступившись за одного человека, мастер Исо был вынужден схватиться с целой бандой разбойников, которая насчитывала чуть ли не сотню человек. В этой битве Масатари уложил голыми руками около сорока противников, причем в процессе схватке достиг озарения, когда ему открылась эффективность ударов в уязвимые точки человеческого тела – именно эти приемы позволили ему выжить и стали позднее визитной карточкой Тэндзин синъё-рю. Рассказывают также, что во время своих странствий Исо затворился для молений в храме Китано Тэммангу в Киото, где и разработал собственную школу дзю-дзюцу на основе Ёсин-рю и Син-но синдо-рю. Вернувшись в Эдо в 1834 г., Масатари открыл зал и стал обучать всех желающих.

Обучение в Тэндзин синъё-рю, как и в других школах дзю-дзюцу, разделено на несколько этапов. Сначала ученики осваивают 12 приемов освобождения от захватов. На второй ступени изучаются 10 приемов в положении сидя на коленях и 10 приемов в стойке. Следующая ступень представлена 28-ю приемами школы Син-но синдо-рю. Затем осваиваются еще 20 приемов, разработанных Исо Матаэмоном. Завершает обучение «Высшая ступень предельного сознания», на которой изучаются еще 20 приемов. Эти 100 приемов составляют канон Тэндзин синъё-рю. Помимо них специально для соревнований ученики осваивали около 30 бросков и 21 контрприем.

Тэндзин синъё-рю стала не просто компиляцией приемов нескольких школ дзю-дзюцу. Ее основатель развил и довел до совершенства учение старинной Ёсин-рю о тандэн - главном средоточии жизненной энергии ки. В Тэндзин синъё-рю приемы были построены таким образом, чтобы их исполнение само по себе служило средством тренировки тандэн.

Оригинальным нововведением основателя Тэндзин синъё-рю стало ката «Разбарсывание в разные стороны», которое составляет стержень обучения. В этом комплексе комбинации приемов выполняются плавно, в едином потоке, на едином долгом дыхании без фиксации конечных положений отдельных приемов. Такое исполнение техники призвано способствовать плавному и беспрерывному потоку жизненной энергии и научить бойца избегать его остановки, которая считается опаснейшей ошибкой, поскольку в этом случае борец утрачивает способность быстро реагировать на действия противника. В этом отношении Тэндзин синъё-рю чрезвычайно близка современному айкидо, и не только в теории, но и на практике. Так, в арсенале этой школы дзю-дзюцу имеются свои варианты почти всех ключевых приемов айкидо.

Несколько позже Тэндзин синъё-рю возникла еще одна влиятельная школа - Кираку-рю. По традиции ее основателем считается Тода Этиго-но ками, блиставший на полях сражений эпохи Сэнгоку. Но уже в XIX в. мастер бугэй из деревни Оно провинции Кодзукэ по имени Иидзука Гарюсай добавил в ее арсенал множество приемов из других школ дзю-дзюцу и усовершенствовал многие технические действия. Поэтому историки именно Иидзука называют создателем Кираку-рю.

Школа Иидзука быстро завоевала популярность и распространилась не только в провинции Кодзукэ, но и в Эдо, в провинции Титибу и в других местах. Этому способствовало богатство ее арсенала: Кираку-рю включает в себя варианты подавляющего большинства основных приемов дзю-дзюцу всех его разделов: бросков, удушающих и болевых приемов, ударов в уязвимые точки. Самой сильной стороной Кираку-рю специалисты считают разработанную в деталях технику болевых приемов на кисть и локтевой сустав и броски «встречным входом», что роднит эту школу с современным айкидо. Тщательно разработаны в Кираку-рю и контрприемы от различных бросков, болевых и удушающих приемов.

 

ТЕХНИКА ДРЕВНЕГО ДЗЮ-ДЗЮЦУ

Дзю-дзюцу разделялось на множество школ, возникавших и развивавшихся в разных условиях, имевших разные корни, исповедовавших разные тактические модели, и дать описание его техники в целом – задача чрезвычайно сложная. Она еще больше осложняется тем, что многие приемы дзю-дзюцу представляют комбинированные действия, сочетающие в себе болевой прием, удушение или удар с броском и соответственно могут быть помещены в разные категории техники. Тем не менее, мы постараемся выделить основные разделы дзю-дзюцу, чтобы читатель мог оценить все богатство технического арсенала этого искусства.

Во-первых, все приемы дзю-дзюцу могут быть классифицированы по положению противников. Различают тати-вадза - приемы, проводимые в стойке, стоящим борцом против стоящего; сувари-вадза – приемы, проводимые в положении сидя (на коленях или со скрещенными ногами, «по-турецки»), сидящим борцом против сидящего; хандза хантати-вадза - приемы, проводимые сидящим борцом против стоящего противника; и, наконец, нэ-вадза – приемы борьбы лежа.

Во-вторых, приемы могут быть классифицированы по характеру воздействия на противника. Основное место в арсенале дзю-дзюцу занимают броски - нагэ-вадза. Различают ои-вадза – броски с «взваливанием» противника на себя (через бедро, спину, плечи, подхватом); аси-вадза – броски с помощью ног (имеются ввиду приемы выполняемые, прежде всего, за счет действий ногой - отхваты, подсечки, зацепы, обвивы); тэ-вадза - броски с помощью рук; сутэми-вадза – броски с падением бросающего, здесь выделяют броски с падением на спину и броски с падением на бок.

Следующим важнейшим разделом дзю-дзюцу являются болевые приемы – гяку-вадза (кансэцу-вадза): броски с помощью болевого воздействия, приемы подчинения противника болевым воздействием для перевода на удержание, конвоирования и т.д. и приемы удержания.

Далее все приемы раздела гяку-вадза могут классифицироваться: по суставам, на которые направлено болевое воздействие (кисть, локоть, плечо, шейные позвонки, позвоночник, колено, лодыжка, пальцы рук и ног и др.); по характеру воздействия на сустав, мышцу или сухожилие (рычаг, выкручивание, скручивание, ущемление).

Следующий раздел техники – симэ-вадза – приемы удушения. Удушения могут проводиться с использованием рук или ног, с захватом одежды противника или без ее захвата. По своему характеру удушения делятся на удушения воздействием на дыхательные пути и удушения с перекрытием доступа крови к мозгу.

Долгое время секретным разделом дзю-дзюцу считалась техника атэми-вадза – поражения уязвимых точек человеческого тела ударами. Различаются, прежде всего, удары руками и ногами, очень редко встречаются удары головой. Несколько особняком стоят такие разделы как саппо – методы убийства ударами и нажимами в уязвимые точки, включая так называемую «технику отсроченной смерти»; кэйраку-гихо – «сопровождающая техника» - нажимы на уязвимые точки, используемые для облегчения проведения броска или болевого приема; каппо – методы реанимации воздействием на точки.

Неотъемлемой частью любой школы дзю-дзюцу являются также боевые изготовки, приемы маневрирования за счет перемещений и скручиваний туловища, техника взятия захвата, приемы самостраховки (укэми).

О страховках нужно сказать особо. Укэми имеют давнюю историю и прошли длинный путь развития. Вероятно, основы техники страховки при падении были заложены уже в период расцвета искусства кумиути. Однако создание техники укэми обычно приписывают Сэкигути Дзюсин, основателю Сэкигути-рю. Правда, те страховки, которые, якобы, придумал он, совсем непохожи на принятые в современном дзюдо или айкидо, так как при их исполнении борец не падает спиной наземь, а делает сальто или фляк и приземляется на ноги. Именно такие страховки характерны для древнейших школ дзю-дзюцу, родившихся в то время, когда тренировочных залов не было, и борцам приходилось падать на любое покрытие. Такие страховки были чрезвычайно сложны в исполнении, и, чтобы избежать лишних травм, на тренировках броски очень часто не доводили до конца. Например, при исполнении броска через бедро противника по всем правилам выводили из равновесия, наваливали на поясницу, а затем, вместо сбрасывания наземь, ставили на место. Такой метод тренировки называется утикоми, он сохранился до сего дня в дзюдо.

 

ДЗЮ-ДЗЮЦУ ПОСЛЕ ПЕРИОДА МЭЙДЗИ

Во второй половине ХIХ - начале ХХ вв., в период буржуазных преобразований и вестернизации Японии школы дзю-дзюцу, как и воинские искусства в целом, оказались в тяжелейшем положении. Японские лидеры, ориентировавшиеся на западные образцы, напрямую связывали могущество империалистических держав с внешними проявлениями европейского образа жизни и подчас доходили до слепого подражания Западу и отрицания ценности собственного культурного наследия. Известны случаи разрушения исторических памятников, древних храмов, бесценных произведений искусства. Что же касается бугэй, то их особенно «прогрессивно» настроенные деятели объявили «наследием дикости и варварства».

Старые мастера, наблюдая за полным техническим переоснащением армии и запрещением ношения мечей, приходили к выводу, что их знания утратили всякую ценность, забрасывали тренировки сами и отказывались брать учеников. Многие просто умирали в нищете, лишившись средств существования. Желающих заниматься воинскими искусствами были единицы, и окружающие на них смотрели как на ненормальных.

В этих условиях часть мастеров дзю-дзюцу взяла курс на модернизацию своего искусства, адаптацию его к новым условиям – так появилось дзюдо, а еще через полвека – айкидо, другая часть пыталась держаться старинных традиций. Последним пришлось особенно трудно: кто-то умер в нищете, так и не найдя себе продолжателя, кто-то забросил занятия, кто-то уехал на Запад, чтобы демонстрировать дзю-дзюцу в мюзик-холлах и цирках.

Многие школы дзю-дзюцу при этом отмерли, и сегодня мы знаем о них лишь из их старинных наставлений, едва поддающихся прочтению, но наиболее мощные сохранились. Это Такэноути-рю, Тэндзин синъё-рю, Синто ёсин-рю, Кираку-рю, Ягю синган-рю, Сёсё-рю и несколько десятков других – живые музеи самурайской старины.

Не обошло дзю-дзюцу и влияние окинавского каратэ. Многие мастера дзю-дзюцу соединив базовую технику каратэ и дзю-дзюцу, создали новые комбинированные системы самозащиты без оружия.

В настоящее время в Японии предпринимаются большие усилия по сохранению и восстановлению традиционных рю, которые ныне воспринимаются как часть национального достояния.

Продолжают возникать и новые школы, хотя в основном в их основе лежит та или иная вариация дзюдо или айкидо, как правило с добавкой техники каратэ. Многие разделы, характерные для традиционного дзю-дзюцу - самозащита в положении сидя на коленях, или приемы защиты своего меча от выхватывания его противником - в модернистских школах отсутствуют. Зато они лучше отвечают требованиям современной самообороны. К таким школам относятся Кокуси-рю, созданная мастером Томики-рю айкидо Хигаси Нобуёси, Синкагэ-рю - творение Нагаоки Фумио и другие.

 

Переход на главную страницу

смешанные единоборства, джиу-джитсу, MMA, панкратион, Luta Livre, BJJ тренировки по джиу-джитсу

1 – 7 июля МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЛЕТНИЙ ЛАГЕРЬ ИНТЕНСИВНОЙ ПОДГОТОВКИ БУШИН-КАЙ ИНТЕРНЭШНЛ 2016

6 - 7 мая Международный турнир по Дзю-Дзюцу 2016

01.04.2016 - 01.05.2016 Интенсивный курс и аттестация по BJJ/Grappling Oswaldo Ornellas Netto



Партнеры:
Самбо в Киеве


ГО Спортивная Нация